Перелет: Москва – Подольск – Серпухов – Москва. 4 мая 1913 года

Друзья! Продолжаем изучать найденный неделю назад материал. В прошлый раз мы выбрали с вами из дореволюционной прессы и телеграмм все упоминания метрополитена. Да, оказывается планы о его строительстве обсуждали ещё в 1913 году! Сегодня предлагаю выбрать авиационную тему: вот как несколько изданий 5 и 6 мая (22-23 апреля) 1913 года осветили состоявшийся перелёт Москва – ПодольскСерпухов – Москва:

Перелет: Москва – Подольск – Серпухов – Москва. 06 мая 1913 года

В 1913 году Московское Общество Воздухоплавателей, обосновавшееся тремя годами ранее на Ходынском поле, собралось развернуть сеть местных авиалиний в Московском регионе. В рамках подготовки к этому МОВ решило в мае организовать «Московский радиальный перелет» одновременно по четырем направлениям: Москва—Клин, Москва—Подольск—Серпухов, Москва—Коломна и Москва—Богородицк (сейчас Ногинск). Летчики должны были вылетать с Ходынки утром и возвращаться к вечеру. 4 мая (21 апреля по старому стилю) из Москвы в Подольск и Серпухов вылетели летчики.
 
1) Газета «Столичная молва» (Политическая и литературная газета. М. 1908—1916. Еженед.)
«Перелет Москва – Подольск – Серпухов — Москва.»
Несмотря на малочисленность участников (2 летчика: инструктор военно-авиационной школы А.М.Габер-Влыпский и ученик этой же школы—пор.Астраханскаго полка Б.А.Наугольников), перелет представлял чрезвычайный интерес. 2 аэроплана, на которых летчики должны были отправиться в это 200 верстное воздушное путешествие, были уже к ночи на вчера готовы, выверены. Габер-Влынский должен был отправиться на 70-сильном двухместном „Ньюпоре»:

Перелет: Москва – Подольск – Серпухов – Москва. 04 мая 1913 года

«Ньюпор-IV» производства фабрики «Дукс»

Пор. Наугольников—на двухместном «Фармане-VII»:

Перелет: Москва – Подольск – Серпухов – Москва. 04 мая 1913 года

Б. А. Наугольников перед аэропланом «Фарман-VII» в Подольске

Отлет пор. Наугольнвкова из Москвы был назначен на 7 час. утра; к этому времени аэроплан был уже вывезен из ангара. После пробного полета над аэродромом, пор. Б.А.Наугольников поднялся для перелета ровно в 7 ч. 50 м. Вначале он взял правильное направление, но затем, сбившись, повернул немного вправо, затем влево и наконец снова вправо. На аэродроме блуждания его в воэдухе начали вызывать довольно серьезное беспокойство, тем более что вскоре он исчез совершенно из виду, и никак нельзя было установить, взял ли он правильное направление. Беспокойство это еще больше возросло после того, как опрошенные пункты, над которыми он должен был пролетать, не имели никаких сведений о летчике.
В 9 ч. 50 м. на аэродром была, наконец, передана из имения Ферейна телефонограмма о благополучном спуске пор. Б.А.Наугольникова на пахотном поле села Чернево, в 5 верстах от шоссе (недалеко от ст. Бутово, в 10 верстах от Подольска). Спуск произошел при крайне неблагоприятных условиях для приземления, так как авиатор находился в этот момент на высоте более 800 метров и при своем планирующем спуске должен был бы обязательно либо упасть на лес, окружавший поляну, либо на крыши изб. Нисколько не смутившись, он смелым спиральным полетом сумел опуститься на поляну, повредив только правый амортизатор. С аэродрома были немедленно посланы на место катастрофы все необходимые части для ремонта, механик, слесарь; с этим же автомобилем отправился заведующий мотоциклетной службы связи перелета Я.Гольберг, а также нисколько сотрудников московских газет. Вблизи дер. Бутово пришлось оставить на шоссе автомобиль и отправить члена общества Я.Гольберга, механика, слесаря и все необходимое уже на лошадях, из-за полной невозможности пробраться с помощью автомобиля на место спуска. Но здесь-то и произошел довольно любопытный инцидент.
Когда экипаж приближала к месту катастрофы, вдруг над лесом появился „Фарман” Наугольникова, несшийся с огромной быстротой по направлению к Подольску. Все оставались в полном недоумении.
Как оказывается, при вылете из Москвы, пор. Б.А.Наугольников сбился с дороги, попал на брестское шоссе и выяснив после 40-минутного блуждания в воздухе всю неправильность принятого им направления, решил взять круто влево, перпендикулярно брестскому шоссе. На этот раз попытка его начинала увенчиваться успехом. После 20-минутного полета, он мог уже видеть подольское шоссе, город Подольск. Но вдруг услышав, что двигатель начал „фыркать», он только тогда заметил, что резиновая масленая трубка лопнула. Необходимо было немедленно предпринять спуск, в противном случае двигатель мог бы перегореть и повлечь за собою неминуемую катастрофу. Порча этой масленой трубки была вызвана тем, что пор. Б.А.Наугольников поднялся на такую высоту, что попал в облака и в снег. Понятно, что перемерзшая трубка должна была лопнуть.
Дальнейшее путешествие пор. Б.А.Наугольникова не было чревато никакими неожиданностями. Около часу дня он прибыл в Подольск, где приземлился около фабрики Зингера. В Подольске его никто не ожидал, т. к. никто и не предполагал о столь скором исправлении повреждения и столь скором прибыли. Но вскоре весть о прилете аэроплана облетела весь Подольск, и к месту спуска собрался буквально весь город.

Перелет: Москва – Подольск – Серпухов – Москва. 04 мая 1913 года

«Фарман-VII» Б. А. Наугольникова на спортивной

площадке у фабрики «Зингер» 4 мая 1913 года

В 3 ч. 30 м. в Подольск прибыл А. М. Габер-Влынский, поднявшийся с московского аэродрома около 3 часов.
Из Подольска А. М. Габер-Влынский и поруч. Б. А. Наугольвиков один за другим полетели дальше на Серпухов, отложив весь этап Подольск—Серпухов почти в одно и то же время— около 45 минут.
В Серпухове спуск произошел на площадке серпуховского о-ва спорта. Отдохнув там немного и совершив несколько фигурных полетов, А. М. Габер-Влынский и поруч. В. А. Наугольников отправились прямым путем в Москву, не останавливаясь в Подольске.
А. М. Габер-Влынский вылетел из Серпухова в 6 ч. 10 мин. и прибыл на московский аэродром в 7 ч. 5 мин., отложив все это стоверстное расстояние в 55 минут. Пор. Б. А. Наугольников поднялся в 6 ч. 30 мин. и долетел благополучно почти до самой Москвы, но, не долетая 6-ти верст до звенигородского шоссе, должен был спуститься. Аэроплан был там оставлен им на ночь, и сегодня утром он будет доставлен по воздушному пути в Москву.

 

2) «День» (русская газета, издавалась в 1912—1918 гг. в Петербурге).
Перелет Москва – Серпухов – Москва.
Летчик Габер-Влынский пролетел в Серпухов со спуском в Подольске и обратный путь — 93 версты — покрыл без спуска в 55 минут. Летавший вне конкурса поручик Наугольников совершил перелет в Серпухов со спуском в Подольске и на обратном пути спустился близ Москвы, не долетев до аэродрома.

 

3) Издательство «Копейка» (с 1897 года издательство выпускало газету «Копейка», а с 1909 года газета «Копейка» издавалась теми же издателями и в Москве, во многих российских городах имелись собственные листки-приложения к газете).
Перелет Москва – Подольск – Серпухов — Москва.
Вчера состоялся перелет Москва—Подольск—Серпухов—Москва, при участии Б.А.Наугольникова, „Фарман №7″, и A.И.Габер-Влынского „Ньюпор», с пассажиром, механиком г. Плотниковым. Оба аппарата—фабр. Ю.Л.Меллер. В 7 ч. 50 м. утра вылетел пор. Б. А. Наугольников. Пролетев до с. Бутова, летчик заметил, что у него от мороза покрылся льдом корбюратор и лопнули масляные трубки, в виду чего он спланировал с высоты 800 метров вполне благополучно в 4 верстах от шоссе, дошел до имения В.К.Феррейн и оттуда известил по телефону аэродром, каковой тотчас же отправил к нему на автомобилях механиков и нужные части. Но помощь эта запоздала, так как, узнав об остановке, на помощь авиатору тотчас был выслан механик с Фабрики компании Зингер в Подольске. Немного отдохнув, летчик долетел до Подольска, где на спортивной площадке уже собралась многотысячная толпа.

Перелет: Москва – Подольск – Серпухов – Москва. 04 мая 1913 года

«Фарман-VII» Б. А. Наугольникова на спортивной

площадке у фабрики «Зингер» 4 мая 1913 года

Вскоре после этого прилетел, поднявшийся в Москве около 2-х часов, А.И.Габер-Влынский. Совершив несколько кругов над плацем, оба летчика отправились к Серпухову, какового и достигли без всяких приключений.
В Серпухове к этому времени был приурочен авиационный день на плацу спорта и оба летчика проделали несколько фигурных полетов. После этого оба они поспешили в Москву, при чем A.И.Габер-Влынский совершил безукоризненно, а Б.А.Наугольников, возвращаясь вечером в Москву, вдруг почувствовал, что его мотор не работает, спланировал около артиллерийского склада, неподалеку от Ваганьковского кладбища, и сел на деревья. „Фарман» без малейшего повреждения, повис, как подстреленная птица, на ветвях, а летчик сошел на землю. Извещенный по телефону, сюда прибыл подп. Квятницкий, который и привез летчика на аэродром, где в членской беседке собрались к этому времени для встречи представители спортивных обществ и местные власти. Недолго заставил ждать себя прибытием на московский аэродром и А.И.Габер-Влынский, совершивший перелет, в 115 верст от Серпухова, в 55 минут, ни разу не остановившись все время вдоль шоссе.
Полет вдоль шоссе произвел, на протяжении всех 115 верст, от Москвы до Серпухова, на окрестное население большое впечатление. Всюду на дороге тесными группами стояли любопытные.
Перелет Москва—Тверь.
В ближайшем будущем назначен на таких же условиях перелет Москва—Тверь, а также круговые полеты по окрестностям Москвы.

Вам также может понравиться:

3 комментария

  1. Ничего себе! Прямо на территории завода «Зингер» у нас приземлялись! Каждый день что-нибудь новое узнаёшь :) Спасибо, Александр!

  2. Даааа… Замечательно было бы вот так на лёгком самолёте сейчас — без пробок, красивый вид, приземлиться можно на любое поле рябом с домом :D

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *