Знаменитые Сандуновские бани — спасибо Серпухову!

Добрый день, друзья! Наверное, благодаря многочисленным документальным телепередачам, все из нас, как минимум, слышали про роскошные Сандуновские бани в Москве (в просторечии Сандуны). Упоминают их не только за сохранившееся богатство и изысканность интерьеров. В «дворянских» отделениях Сандуновских бань парились и Пушкин, и Толстой. Александр Сергеевич любил после парения с вениками окунаться в купель с холодной водой, в которой плавали кусочки льда. Чехов, живший по соседству, очень любил ходить в Сандуны и боялся лишь одного: вдруг встретит там своего приятеля Сергиенко, который «возьмёт его за пуговицу и целый час начнёт что-то рассказывать». В этих банях, по выражению Владимира Гиляровского, «перебывала и грибоедовская, и пушкинская Москва, та, которая собиралась в салоне Зинаиды Волконской и в Английском клубе». В Сандунах имелись два бассейна — один к 50-копеечным, другой к простонародным баням. Не вспомню — когда я сам впервые услышал о них, но мне более всего запомнились именно слова про систему использования воды. Если не путаю (подтверждения или опровержения в истерических справках я этому сейчас не нашёл), поддерживать нужную температуру огромного количества воды для парилок и бассейнов стоило дорого, поэтому чистая и свежая подогретая вода поступала в бассейн для более состоятельных клиентов, а потом она-же (использованная) шла во второй бассейн для гостей победнее. Про Сандуновские бани и без меня достаточно баек. Например, долгое время шла молва о том, что здесь моются из серебряных шаек и вода льётся из золотых кранов. Это, конечно, миф. А сейчас тиражируются новые домыслы, якобы «вода в бани поступала из Москвы-реки по специально сооруженному водопроводу, который тянулся мимо храма Христа Спасителя, в банные резервуары через систему очистки американскими фильтрами.» Корреспондент «Вечерней Москвы», Евгения Попова, провела расследование и сообщает на это: «в 1896 году бани были перестроены, вода в Сандуны доставлялась не из Москвы-реки, а из специальной артезианской скважины». В общем, давайте по порядку.

 
Сандуновские бани

Сандуновские бани — действующие с 1808 года по настоящее время публичные бани, памятник архитектуры. Расположены в центре Москвы на углу Неглинной улицы и Сандуновского переулка. Появились на свет благодаря романтической истории любви. Два актёра придворного театра императрицы Екатерины II – Сила Сандунов и Елизавета Уранова, попросили у государыни разрешения на свадьбу. Лизаньку, как звали близкие талантливую оперную певицу, преследовал своими домогательствами немолодой граф Безбородко. Узнав, что у него есть соперник – популярный актёр из грузинского дворянского рода Сила Николаевич Сандунов, граф начал портить влюблённым жизнь (соперника в Херсон выслал, а саму актрису тайной похитить решил). Решилась Уранова на небывалый риск – во время оперы «Федул с детьми», которую написала сама императрица, Лиза вышла на сцену и запела свою партию — девичью жалобу на городского вертопраха, который приезжал в деревню, «серебром дарил», «золото сулил» — пытался соблазнить невинную девушку. «Но я в обман не отдалась!» — пропела с чувством Лиза и, упав на колени перед царской ложей, протянула ей «жалобную петицию». Впечатлённая Екатерина приказала барина наказать, Салдунова вернуть и молодых поженить. Так, 14 февраля 1781 года, правда по старому стилю, Елизавета Уранова стала Сандуновой. Но граф Безбородко не отставал, даже бриллиантовый гарнитур подарил. Решили с подачи ревнивого мужа в Москву перебраться. По другим источникам, Сила Сандунов и Елизавета Уранова продали бриллиантовое украшение, подаренное по случаю их свадьбы императрицей, и выкупили земли в Москве на берегу реки Неглинной. Здесь Сила Николаевич решает строить бани. Дело в том, что тогда в городе даже помыться негде было – в деревянной Москве пожары – не редкость, бани горят постоянно. По третьей версии: Москва супругов приняла радушно, оба добыли здесь новую театральную славу, которая загремела, не хуже, прежней петербургской. На богатые подарки кумирам московская публика не скупилась. И, когда однажды стал вопрос, что делать с излишком денег, Сила Николаевич предложил вложить средства в постройку бань. Так или иначе, к 1808 году Сандуновские бани были готовы и в них «так и хлынула вся Москва».

 
Сандуновские бани

Парадоксальным образом чистота тела никак не отразилась на чистоте любви. Чем больше слава Сандуновских бань росла, тем сложнее становились отношения Сандунова с женой. Осенью 1806 года чиновник Степан Жигаров в своём дневнике написал: «Говорят, у Сандуновых между собой начинает быть не ладно, под предлогом обоюдной неверности». Но, тут же замечает: «будто настоящая причина ссоры в том, что муж, выстроив на общий капитал бани, записал их на имя своё». А ведь женились они по страстной любви. Однажды Елизавета написала прощальное письмо, умчалась из супружеского дома в столичный ветреный Петербург. Сила Николаевич остался в стольной Москве: он все реже выходил на сцену. В 1820 году Сила Николаевич вручил свою мятежную душу Богу. Это известие поразило, уже состарившуюся певицу, Елизавету Уранову точно гром. Она тут же возвратилась в Москву, говорят, сильно горевала о первой любви, а через 6 лет отправилась вслед за супругом.

 
Сандуновские бани

В течение XIX века бани неоднократно меняли владельцев. В 1869 году их приобрёл купец-домовладелец Иван Григорьевич Фирсанов! Сандуны Фирсанов за 25 тысяч рублей сдал в аренду бывшему банщику Петру Бирюкову. И вот тут вспомним, друзья, здание бывшей городской думы имени Фирсанова в Серпухове!

 
Иван Григорьевич Фирсанов

Одна из достопримечательностей нынешней улицы Советской в Серпухове. Родоначальник знаменитой династии меценатов и благотворителей, происхождением из серпуховского купечества, московский 1-й гильдии купец Иван Григорьевич Фирсанов (1817 – 1881) незадолго до кончины распорядился построить здание для благотворительного учреждения в родном Серпухове. Его наследница, единственный ребёнок в семье, Вера Ивановна Фирсанова (Ганецкая), передала в дар недостроенное здание – современное заводоуправление. Передала на условиях, что дом этот на вечные времена, в память об основателе должен был получить имя Фирсановского, с обязательством устроить в нём благотворительные учреждения. В своё время, отец выдал Веру за В.П. Воронина, служившего в Учётном банке, где предприниматель хранил свои сбережения. Воронин держал молодую жену взаперти, отличался удивительной скупостью.

 
Иван Григорьевич Фирсанов

После смерти отца Вера Ивановна получила огромное наследство, возглавила семейное дело и развелась с мужем, уплатив ему миллион рублей за принятие им на себя вины. Принадлежащую теперь ей деревню Середниково Фирсанова превращает в подмосковный культурный центр: здесь давали концерты певец Фёдор Шаляпин, композиторы Сергей Рахманинов и Георгий Конюс, бывали художники Валентин Серов и Константин Юон. В 1893 году на деньги и по ходатайству Фирсановой рядом с имением был открыт полустанок Николаевской железной дороги (в настоящее время платформа «Фирсановка»). Вскоре Вера Ивановна во второй раз выходит замуж за Алексея Ганецкого — сына прославленного генерала, участника Крымской войны Н.С. Ганецкого. Друзья заверили Веру Ивановну, что Ганецкий – единственный наследник польского магната-миллионера. На деньги супруги по проекту архитекторов Б.В. Фрейденберга и С.М. Калугина возводятся новые Сандуновские бани и Петровский пассаж (в момент открытия получил название Фирсановского пассажа). До реконструкции банный комплекс был деревянным и к концу ХIХ века обветшал. Все прежние корпуса Сандуновских бань были снесены, и на их месте возведены каменные здания. Новые Сандуновские бани были освящены 14 февраля 1896 года. Пол-Москвы пришло посмотреть на новые Сандуновские бани. И действительно, такого еще никто не видел. Трёхэтажный дворец! Специально для Сандуновских бань была построена электростанция, лишь третья в Москве. Кстати, за счёт этой электростанции освещалось венчание на царство Николая II в том же году. После открытия Сандуновских бань Фирсанова и Ганецкий расстались. Ганецкий сильно проигрался в карты и заложил бани в одном из ипотечных банков. Фирсанова обо всем узнала, выкупила бани, а мужа выгнала прочь. После революции В.И. Ганецкой была отведена одна комната в коммунальной квартире в доме на Арбате, который ранее целиком принадлежал ей. В последние годы Фирсанова работала гримёршей в одном из московских театров. В 1928 году Шаляпин подготовил и переправил в Москву необходимые документы и деньги для выезда Веры Ивановны в Париж. В.И. Фирсанова скончалась в 1934 году в Париже.

Вам также может понравиться:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *