О роде Новосильцевых, владельцах усадьбы в Есуково

Снова приветствую всех читателей! После долгого молчания мне снова есть о чём рассказать! Нет, я не сидел в четырёх стенах всё это время ))) Пока, в основном, посещаю те достопримечательности, которые видел раньше. Юбилейные события следуют одно за другим: Молодинской битве 440 лет — статья; 200-летие Отечественной войны 1812 года — статья; посещение экскурсий в ходе празднования Дня города; и т.д., и т.п. И просто есть желание навестить пройденные маршруты )))
В этот раз маршрут, опять-же, Вам известен! — Начав свой путь из Каширы по дороге Р-115, я навестил Богословское, затем одно из своих излюбленных мест — возвышенность где происходили события Восьменской битвы. Насладившись видом, направился дальше в Иваньково. Реку Беспута перешёл по старому арочному мосту. Успел на Ясногорский автобус до Есуково! И поскольку усадьба в данном населённом пункте — была моим упущением в ходе прогулки вдоль берега Оки, как вы помните, то в этот раз я спокойно решил туда и направиться:

o_rode_Novosilcevih_1

Дом в Есуково и весь жилищный комплекс построил в начале двадцатых годов XIX века Владимир Григорьевич Новосильцев. До того здесь стояли обветшавшие деревянные строения их старинного родового поместья. В 1819 году Новосильцев полковником вышел в отставку, попав на войну 1812 года совсем юношей и пройдя ее до Парижа, женился на дочери своих деревенских соседей, построил новую каменную усадьбу и обосновался в ней. Оставил он только регулярный «французский» барочный парк с прямыми липовыми аллеями, выходившими к пруду.

o_rode_Novosilcevih_2

К сожалению, прожил он недолго, тяжелое ранение, полученное им в Лейпцигской битве, дало себя знать. Однако он оставил после себя пятеро детей – четырех дочерей и одного сына. Александр Владимирович вышел из Московского университета, и уже со студенческих лет слыл известным представителем тогдашней молодежи. В 30-х и 40-х годах он постоянный член кружка Аполлона Григорьева, милый, остроумный и оригинальный, Александр Новосильцев снискал себе дружбу, любовь и уважение таких людей как будущий историк С.М.Соловьев, поэт Афанасий Фет, К.Д.Кавелин и многих других передовых людей того времени. Александр Владимирович каждое лето выезжал в Есуковскую усадьбу, куда приезжали и четыре его сестры. Две из них, Софья и Екатерина, сделались известными писательницами, и в своих воспоминаниях не раз возвращались к этим счастливым дням, описывали свою усадьбу и особую атмосферу «дворянского гнезда».

o_rode_Novosilcevih_3

«Тогда еще не было чугунки, — писала Софья Владимировна под псевдонимом «Ольга Н.», — ездили по шоссе на ямских; от Серпухова дорога лежала берегом; мы доехали до перевозчика в восьмом часу вечера; чтобы перебраться на другую сторону, пришлось долго ждать парома, я не дождалась, велела себя перевезти в лодке и пошла пешком домой. Я спешила в родную деревню как на встречу дорогому существу после долгой разлуки; надо было пройти около трех верст. С неожиданной радостью я поднялась в березовый лес, каким в том местности изобиловали тогда берега Оки; вот знакомые поля, окаймленные селениями и рощами, вот часовня с иконой Спасителя, под высокой березой, а за ней двойной и тройной ряд берез, примыкающих к усадьбе; вот и широкий двор, окруженный каменной оградой, обставленный людскими и кухней, и над ними возвышается старинный двухэтажный дом. Мы жили наверху; окна моей комнаты выходили в сад, а там: «Шумели темных лип аллеи…». Она была разделена двумя колоннами, за одной из них низенькая арка обозначала вход в молельню, украшенную семейными иконами. Окошечко из разноцветных стекол, выходящее в уборную, освещало радужными переливами красок темные лики и богатые ризы. Сколько воспоминаний вызывали во мне эти иконы! Мать моя, дедушка, старая няня молились им и нас учили молиться; куда бы я ни обернулась, знакомые и любимые предметы встречали взор».
«Прогулка в роще, где пахло сырыми листьями, уже отделяющимися от деревьев, вечер, проведенный у милых соседей за чашкой чая, на балконе против роскошного сквера. Топот ночного табуна, вся обстановка родной деревни оставляют неизгладимые воспоминания», – заключает Софья Энгельгарт.
Эти воспоминания о многом говорят нам. Летняя дорога из Москвы по левому берегу Оки (о той старой дороге — рассказ), пейзаж правого берега, липовые аллеи, особая поэзия обжитого дворянского дома, домашняя молельня…

o_rode_Novosilcevih_4
На снимках в Google ещё замечается некоторая утраченная симметрия парка.
Есуково было небольшой деревней. Не чета соседним Хатавкам, в которых в начале ХХ века стоял женский монастырь, велось огромное хозяйство, была церковь и школа. Теперь там всего четыре жилых дома, не считая дачников. Ни церкви, ни школы. Есуково стало расти в 1959 году, когда произошло укрупнение колхозов и их объединение. Тогда в Есуково обосновался сельсовет, в ведении которого стали находиться все деревни нашего тульского правого берега. Начали поселяться в Есуково семьи из соседних, «неперспективных» деревень, прибывали туда и высланные из Москвы за сто километров. Усадебный дом Новосильцевых находился в плачевном состоянии. Только в 80-х годах дом отремонтировали, и в нем обосновалась контора совхоза, переехавшая из разваливающегося барака. Отремонтирован, а не реставрирован, поэтому вид дома заметно изменился, как снаружи, так и внутри. Иную форму получила крыша, утрачена была мансарда; переустроили и внутренние помещения, в расчете на размещение конторы. Но жизнь дома в качестве совхозной конторы получилась недолгой, всего несколько лет. Началась разруха 90-х годов, совхоз развалился, дом опять сделался бесхозным и начал быстро разворовываться.

o_rode_Novosilcevih_5
Приезжали в Есуково сестры Новосильцевы и их брат не только летом, но и зимой. От железной дороги Москва–Курск в 1897 году приходилось ехать на лошадях. Мне не попались данные по проезду от Серпухова до Жерновки или Федоровки, как могли ездить в гости к Г.Н.Федотовой или к Н.С.Мосолову, но вот любопытное «Расписание почтовых трактов с показанием платы за проезд»: от станции Пахомовская Моск-Курск. ж.д. до почт. станции Иваньковская плата за две лошади – 2 р. 13 к., плата за три лошади – 3 р.15  к., за экипаж – 12 к.
Софья Владимировна вспоминает: «Мы радостно встречали первый снег, и как хороши были путешествия по первому гладкому пути! Встанешь, бывало, пораньше утром, чтобы доехать вечером до Москвы, день серенький, тихий, снег порошит; дорогой, пока перекладывают лошадей, напьешься чаю и пообедаешь на постоялом дворе. Я люблю до сих пор по воспоминанию постоялые дворы; мне их особенно напоминает скрипучая дверь. Приходилось иногда ночевать в пути, утроишься на импровизированной постели из сена (кровати и диваны избегались) и так сладко задремлешь, что не слышишь звонкого хода маятника неизбежных стенных часов, и вдруг вы вздрогнули: входная дверь скрипнула и раздался голос хозяина; на улице громко заговорили ямщики и слышен звук бубенчиков, усталую тройку откладывают для смены. Сон постояльца разогнали, и он начинает мечтать о радостных встречах».

o_rode_Novosilcevih_6

На этих печальных словах я прощаюсь с Вами! К сожалению, всё меньше времени на оформление статей, поэтому о сроках появления новых ничего сказать не могу! Тем не менее, напоминаю, что я постоянно слежу за появлениями новых комментариев и стараюсь на них оперативно отвечать 😉 Пишите!
Источники информации:
http://alpkuz.ru/index.php?option=com_content

Вам также может понравиться:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *